Филиал федерального государственного бюджетного учреждения «Российский сельскохозяйственный центр»
по Ставропольскому краю


БИОЦЕНОТИЧЕСКИЙ ПОДХОД В ИНТЕГРИРОВАННОЙ СИСТЕМЕ ЗАЩИТЫ КУКУРУЗЫ ОТ ВРЕДИТЕЛЕЙ И БОЛЕЗНЕЙ НА СТАВРОПОЛЬЕ

П.Д.Стамо,
Руководитель филиала ФГБУ
«Россельхозцентр» по Ставропольскому краю
В.Г.Коваленков
Главный научный сотрудник
Всероссийского НИИ биологической защиты растений
О.В.Кузнецова
Заместитель руководителя филиала ФГБУ
«Россельхозцентр» по Ставропольскому краю
E-mail: skstazr@mail.ru

На основе литературных данных, результатов многолетних исследований и анализе оперативных материалов Ставропольской краевой службы защиты растений дана фитосанитарная характеристика посевов кукурузы, выделены ее доминантные вредители и болезни. Раскрыт опыт обоснования и практического освоения перехода от односторонней химизации к формированию биоценотического подхода в ее защите на основе организации лабораторного производства и применения энтомофагов и микробиологических инсектофунгицидов. Показаны его преимущества.
Ключевые слова: кукуруза, вредители и болезни, биоценотический подход, энтомофаги, микробиопрепараты.

Кукуруза в Европе и Западной Азии культивируется с конца ХУ века. С тех пор стал формироваться комплекс насекомых и клещей, использующих эту культуру для своего развития и питания. На Юге России кукуруза стала возделываться с начала ХУ11 века и вслед формировалась фауна ее вредителей. По мере расширения площадей и непрерывно происходившего приспособления число их последовательно увеличивалось. Как указывает В.Н.Щеголев (1934), к 1931г. было зарегистрировано более 120 видов насекомых, повреждающих кукурузу, определились их биоценотические связи.

В истории культивирования кукурузы в нашей стране особое место занимает решение Правительства бывшего СССР, принятое в 1953г. Тогда была развернута масштабная работа по расширению посевов кукурузы и продвижению ее в новые, более северные районы. Если в 1954г. было занято 3,5 млн.га, то к 1958г. площадь под этой культурой возросла до 20 млн.га. Если прежде кукуруза возделывалась исключительно на зерно, то теперь не только на зерно, но и для получения силоса и зеленой подкормки для скота.

Расширение возделывания кукурузы повлекло за собой интенсивное привлечение обширного количества насекомых. Согласно анализу их видового разнообразия, выполненному И.Д.Шапиро (1960), оно представлено на кукурузе тремя группами. Первая – это многоядные: личинки щелкунов (Elateridae), хрущей (Scarabaedae), подгрызающих и стеблевых совок (Noctuidae), слизней (Arion sp.) и др. Вторая по обилию группа представлена специализированными вредителями зерновых культур: шведские мухи рода Oscinella, хлебные стеблевые блохи рода Chaetocnema, хлебная полосатая блоха (Phyllotreta vittula Redt.), хлебный клопик (Trigonotylus ruficornis Geoffr.), яровая и зерновые совки (Apamea paludis Tutt., Hadena basilinea F. и H. sordida Bkh. (= anceps Hb.) и др. Третья группа включает в себя сапрофагов и факультативных фитофагов: кивсяки - Cylindroiulus teutonicus (Pocock),некоторые виды жужелиц (родов Pseudophonus, Harpalus и др.), личинки навозников (рода Aphodius), некоторые клещи (рода Rhizoglyphus и др.). В этой группе основное значение имеют организмы, повреждающие высеянные в почву семена и проростки кукурузы.

Существенные изменения в структуре и экономическом значении ряда вредителей произошли в последующих десятилетиях, вплоть до перестроечного периода. Тогда были утрачены севообороты, сокращены площади посевов кукурузы, нормой стали переход к упрощенной агротехнологии, образование бросовых площадей. Соответственно последовал новый отклик агроценозов, причем не только кукурузного, но и всех других, заселяемых многоядными вредителями культур. На первое место вышла хлопковая совка (Helicoverpa armigera Hbn.), способная повреждать более 120 видов культурных и дикорастущих растений. Этот вредитель в последние десятилетия стал заселять и повреждать не только кукурузу, подсолнечник, хлопчатник, нут, томат, сорго, люцерну, тыкву, но и сою, лен, яблоню, виноградники, приобретя на Юге РФ стойкую способность проявлять высокую численность, вредоносность и формировать одно сорняковое (в окружении полей) поколение и два-три в период вегетации на большинстве культур. На кукурузе – 2 поколения. Гусеницы 1-го питаются листьями, а 2-го – початковыми нитями и зерном. Как показал многолетний мониторинг, проводимый специалистами Ставропольской службы «Россельхозцентр» и учеными Всероссийского НИИ биологической защиты растений, положение осложняется расширением видового ареала, утратой ритмики выраженных колебаний по годам, характерных для ее развития в конце прошлого и начале текущего столетия. Эти новые особенности в развитии совки позволяют включить ее, как и клопа вредная черепашка, колорадского жука, в особо опасную группу «супердоминантов».

Сложилась фитосанитарная ситуация, когда борьба с хлопковой совкой только на кукурузе не приносит успеха, потребовалось выстраивать тактику параллельной защиты всех заселяемых культур. К этому обязывала способность этого многоядного вредителя мигрировать с одной культуры на другую, избирательно в зависимости от условий и их фенологического состояния. Например, после завершения развития второго поколения на кукурузе совка в массе перелетает на длительно вегетирующие томаты и сою, пополняя их популяции и усиливая вредоносность. В итоге происходит масштабное накопление и всеохватное распространение. Например, при обследовании посевов в районах края в 2011г. выявлено одновременное заселение хлопковой совкой 82% растений томата, 76% кукурузы, 65% сои, 48,5% подсолнечника, 32% льна. В этих же пределах сохранялось присутствие совки в последующие годы. Причем расширение посевов кукурузы в 2012-2014гг. до 160 тыс.га увеличило риски чрезвычайных ситуаций. Так, в ряде районов потери урожая зерна кукурузы и сои достигали 22-48%.

Вторым по вредоносности следует признать кукурузного стеблевого мотылька (Pyrausta nubilalis Hbn.). Вид чрезвычайно многояден, способен повреждать 50 культурных и 100 дикорастущих растений. В их числе кукуруза, сорго, просо, рис, хлопчатник, соя. Развивается в 2-х поколениях. Отродившиеся гусеницы сначала питаются листьями, а затем вгрызаются внутрь стеблей, початков. В местах их проникновения остаются отверстия. Внутри стеблей выедается сердцевина и образуются пустоты, заполненные червоточиной. Поврежденные части обламываются.

Вышеназванные вредители являются главными, на которые следует ориентировать систему их контроля. Их многоядность позволяет в вегетационный период одновременно охватывать многие привлекаемые культуры, что создает условия для возникновения масштабных рисков чрезвычайных фитосанитарных ситуаций. При мониторинге следует тщательно прослеживать степень заселения посевов другими видами и всегда продумывать построение системы борьбы с расчетом погашения и их вредоносности. В этой связи каждодневной задачей должна быть регистрация возможного проявления чрезвычайно опасного карантинного для России вида - западного кукурузного жука (Diabrotica virgifera Le Conte). В Европе он впервые обнаружен в 1992г. в районе аэропорта г.Белграда (Югославия). В 1994г. отмечена вспышка размножения его в Сербии. В последующие годы выявлен в Хорватии, Венгрии, Австрии, Италии, Румынии, Словакии, Украине, Болгарии. В 2009-2011гг. охватил 22 страны Европы (Л.И.Трепашко и др., 2012). Обнаружен и в Ростовской области на границе с Украиной. Скорость распространения жука – 40-50км в год. Потенциальным ареалом вредителя в России могут быть Ставропольский и Краснодарский края, Ростовская и Белгородская области, республики Северного Кавказа.

Жук развивается в одном поколении. Зимуют яйца в почве. Для их развития требуется холодовой период. Весной при прогревании почвы до 11оС начинается отрождение личинок. Фенологически это совпадает с образованием 3-4 пар листьев у кукурузы. В почве личинок можно наблюдать уже в середине июня, а в массовом количестве они отмечаются во второй декаде июля.

D. virgifera – монофаг. Основной вред причиняют личинки, питающиеся корневой системой, в результате чего во время сильных ветров и дождей растения кукурузы полегают, что затрудняет механизированную уборку. Личинки младших возрастов питаются мелкими корешками, старших – более крупными корнями, проделывая в них ходы, и даже способны подниматься вверх по стеблю, выедая его внутренности. Окукливаются личинки в почве около корней кукурузы. Выход жуков из почвы фенологически совпадает с началом цветения кукурузы. Жуки питаются пыльцой метелок и столбиками женских соцветий кукурузы, что приводит к нарушению опыления и уменьшению числа зерен в початке.

Во ВНИИБЗР синтезирован половой феромон кукурузного жука. При испытаниях показана способность выявлять его в случае проникновения на территорию РФ и в дальнейшем осуществлять мониторинг (В.Я.Исмаилов и др., 2005). Для своевременного обнаружения его важно организовать постоянный контроль на посевах, расположенных вдоль границ с Украиной, Ростовской областью, вблизи международных аэро- и морских портов и вдоль автомобильных трасс федерального значения и железнодорожных полотен.

Кукуруза, как и другие возделываемые культуры, подвергается поражению различными болезнями. Наша служба прослеживает их развитие, формирование очагов. У молодых всходов регистрируются некроз ростков, загнивание центрального листа, а сердцевина стебля загнивает и пронизывается белым или розовым мицелием (возбудители: виды Fusarium, Pythium, Rhizoctonia). Наиболее вредоносны фузариозная (Fusarium) и гельминтоспориозная (Helminthsporium maydis) гнили початков, пузырчатая (Ustilago maydis) и пыльная (Sphacelotheca reiliana) головни кукурузы. Если не подобрать и не применять эффективные средства защиты урожая, качество его снижается до 60%.

Сегодня в защите растений сельскохозяйственных культур преобладает применение химических средств. Кукуруза не исключение. Расширение ее посевов и повышение заселенности хлопковой совкой многих культур сделали правилом 2-4-кратную обработку. Эффективность инсектицидов составляет 38-62%. Регулярно проводимые сборы вредителя и лабораторное тестирование выявили, что под селектирующим давлением химических средств происходит формирование резистентности в его популяции. К 2009г. уровень резистентности достиг к пиретроидам 124х и к фосфорорганическим 84-кратного уровня. В 2010г. на фоне интенсивного применения инсектицидов произошло увеличение резистентности соответственно до 218х и 112х. Отсюда снижение эффективности обработок и повышение жизнеспособности объекта контроля.

На состоявшемся в С.-Петербурге в 2013г. 11-м симпозиуме по резистентности было констатировано: это серьезная проблема, охватившая сегодня в РФ 42 вида вредных членистоногих. Наряду с пиретроидами и органофосфатами в последнее десятилетие активно развивается к препаратам из химических классов фенилпиразолов, неоникотиноидов, авермектинов. Речь идет о формировании множественной резистентности, преодоление которой особенно сложно. Этот научно выверенный факт – серьезный аргумент в пользу формирования биологического противовеса химическому методу защиты растений.

Ставропольской краевой службой «Россельхозцентра» изученные особенности развития вредителей и болезней, влияния на них применяемых средств приняты во внимание. На практике выстраиваем многовариантную систему интегрированной защиты растений с максимальным использованием биологических средств и природного механизма саморегуляции, причем не только в пределах отдельных полей и культур, но в масштабе всей агроэкосистемы. Только так можно снизить существующий запас всего комплекса вредных организмов.
В качестве изученных и рекомендуемых для практической защиты растений составляющих интегрированной системы, определивших успех, нижеследующие.
1). Оперативный мониторинг с применением феромонов путем проведения учетов и обследований непосредственно на посевах, заселяемых культур вредителями.

Половые феромоны относятся к группе аттрактантов – биологически активных привлекающих веществ. В природе такие вещества в очень малом количестве вырабатываются железами внутренней секреции бабочек-самок, расположенных между 8 и 9 брюшными сегментами. Если самку-девственницу хлопковой или других совок поместить в сетчатый садок и выставить на ночь в поле, вокруг садка собираются бабочки-самцы. Самки испускают специфические пахучие вещества, которые и привлекают самцов со значительного расстояния. Наиболее сильно феромон выделяют не спарившиеся самки 2-3-дневного возраста.

Феромоны – это химический «язык» насекомых. В них заключена информация и призывные сигналы бабочки-самки. Самец улавливает феромонные молекулы усиками, снабженными рецепторами запаха, и летит к источнику – самке. Половые феромоны обладают большой специфичностью и избирательностью – у каждого вида, подвида насекомых они свои. Их состав для многих видов расшифрован и синтетически воспроизведен по природным образцам. Установлено, что эти химические вещества малотоксичны для человека и природной среды.
Феромоны вместе с ловушками и клеевыми вкладышами централизованно закупаются и распределяются по районным отделам краевой службы для последующего применения. Регулярно расставляемые на полях, согласно разработанным рекомендациям, они позволяют проследить динамику развития, распространения, численности, формирования очагов вредных видов. Полученная информация послужит основанием для определения целесообразности проведения обработок, организации избирательной тактики применения инсектицидов, достоверного прогнозирования возможных фитосанитарных осложнений. Применяя феромонные ловушки, можно установить даты вылета бабочек из мест зимовки, спаривания и первой откладки яиц. Затем вычисляют число дней, необходимых для эмбрионального развития и выхода гусениц, что в конечном итоге позволяет правильно выбрать сроки обработок посевов и повысить их эффективность.

Открыты и новые возможности использования феромонов для повышения регулирующей роли энтомофагов, привлечения их на заселяемые вредителем поля. Так, размещение ловушек с феромоном хлопковой совки на посевы кукурузы, томатов и болгарского перца в 3 раза увеличивает численность наездников Habrobracon hebetor и Hyposoter didymator и на 12-18% - количество зараженных ими гусениц.

Первоначально весной сигнальные ловушки размещаются в окружении полей с посевами заселяемых культур. Здесь на сорной растительности обычно регистрируется первый вылет перезимовавших бабочек. Затем организуются регулярные наблюдения непосредственно на посевах. Там ловушки выставляются из расчета 1 ловушка на каждые 2га. Расстояние между ними не менее 100м. Они крепятся на стойках, превышающих высоту растений на 0,3-0,5м. По мере роста культуры ловушки перемещаются на требуемую высоту. Учет попадающих бабочек проводится через каждые трое суток. Отловленных насекомых регулярно удаляют с поверхности вкладыша. По мере загрязнения и высыхания клея вкладыши обновляют. Капсулы с феромоном заменяют через каждые 10 дней. При проведении агротехнических и защитных мероприятий ловушки заблаговременно удаляют с полей, чтобы исключить их повреждение. Попадание 15-20 бабочек за трое суток в одну ловушку свидетельствует о начале яйцекладки на возделываемых растениях.

2). Применение средств биологического контроля в организационном плане опирается на научно обоснованный и производимый в Михайловской и Кавминводской биолабораториях ассортимент энтомофагов и бактериальных препаратов (Коваленков, Чебыкина, 2000). Построение на полях их рационального взаимодополняемого применения, а, возможно, и в сочетании с химическими инсектицидами, должно быть главной задачей. Первым биоагентом, который ежегодно бывает задействованным, является трихограмма (Trichogramma evanescens) – паразит яиц многих чешуекрылых вредителей, включая хлопковую совку. Ценность этого энтомофага заключается в том, что он способен отыскивать на растениях и заражать яйца совки, тем самым предупреждая появление вредоносных гусениц. Получаемые в лабораториях партии биоматериала должны соответствовать установленным стандартам качества. В частности, процент заражения яиц зерновой моли (лабораторного хозяина трихограммы) должен быть не ниже 80%, соотношение самцов и самок – 1:1,5, а продолжительность жизни 5-7 суток. При таких биологических показателях гарантируется максимальная реализация паразитической возможности трихограммы. Немаловажен и другой фактор: на поле расселение необходимо провести так, чтобы обеспечить повышенную вероятность встречи трихограммы с яйцекладкой хозяина-вредителя. Учитывая ограниченную способность трихограммы к расселению, важно стремиться ее погектарную норму распределять равномерно по растениям. Первое расселение необходимо провести с нормой 2г на гектар (100тыс. особей) на сорную растительность в окружении полей, где весной формируются перезимовавшие поколения вредителей. Эта мера снижает не только их численность на 23-39%, но и предотвращает раннее заселение посевов. Затем вредители концентрируются на краях полей и поэтому при обнаружении здесь первой яйцекладки необходимо их покрыть яйцепаразитом с той же нормой расхода – 2г/га. Потом, по мере расширения зоны яйцекладки, следует приступить к расселению трихограммы по всему производственному массиву посевов.

Следует помнить, что в пределах одного поколения хлопковой совки яйцекладка продолжается в течение 20-22 дней. Поэтому важно применить трихограмму 3-4-кратно (через каждые 5-7 дней), чтобы обеспечить суммарную эффективность 50-70%. Общая норма расхода трихограммы в пределах одного поколения совки должна составлять 6-8г/га. При этом на протяжении этого срока будет происходить отрождение гусениц (из непаразитированных яиц). В этом случае организуется обработка бактериальными инсектицидами: лепидоцидом (Bacillus thuringiensis, var. kurstaki) либо битоксибациллином (Bacillus thuringiensis, var. thuringiensis) с расходом 3-5 л на 1га. Их эффективность, как правило, варьирует в пределах 70-88%. Затем следует предусматривать возможное появление оставшихся неуязвимыми наиболее вредоносных гусениц средних и старших возрастов совки. Такая опасность устраняется расселением разводимого в лабораториях паразита гусениц габробракона (Habrobracon hebetor Say.). При встрече с гусеницей самка парализует ее, а затем на ее тело откладывает свои яйца. Через 2-3 суток отрождаются личинки, которые сначала питаются гемолимфой жертвы, а затем окукливаются в сплетенных коконах. На 12-14-е сутки с момента заражения вылетает взрослый паразит, который повторяет весь цикл развития. Давая 2-2,5 поколения за период развития одного поколения хлопковой совки, габробракон уничтожает 56-72% гусениц. Как и в отношении к трихограмме, получаемые в лабораториях партии габробракона должны соответствовать стандартам качества: процент заражения гусениц лабораторного хозяина (мельничная огневка) – 80-90%, соотношение самцов и самок – 1:2-2,5, а продолжительность жизни – не менее 15 суток.

На кукурузе, томате, болгарском перце, сое, хлопчатнике габробракон выпускается при обнаружении 3-4 гусениц хлопковой совки на 100 растениях. Стаканы с насекомыми из лаборатории доставляются на заселенное вредителем поле и при движении по его диагонали в 5-6 точках открываются. Выпущенный паразит быстро расселяется на растениях, приспосабливаясь к природным условиям: питается нектаром цветов и гемолимфой жертвы, спаривается, ведет активный поиск хозяина, проникая внутрь поврежденных плодов, початков, стеблей. Важно расселить первую партию насекомых, которые приступают к размножению и при достижении определенной численности заметно подавляют хлопковую совку. Последующие выпуски усиливают природную популяцию и тогда активность биоагента увеличивается. По мере насыщения полей паразитом число уничтоженных гусениц последовательно возрастает и стабилизируется на уровне 60-80% за счет приживаемости и размножения в природе. Оптимальными признаны следующие погектарные нормы расселения за весь вегетационный период: на томатах и других овощных, сое, кукурузе – 1500-2000 особей, на хлопчатнике – 800-1000. Показатели паразитирования не меняются, если это количество габробракона расселить по частям за 5-6 раз.

В работе с каждым из вышеназванных энтомофагов помогут и ранее разработанные рекомендации (ГринбергШ.М. и др., 1990; Коваленков В.Г. и др., 1995, 1997).
Последовательное взаимодополняемое применение вышеназванных биоагентов обеспечивает влияние на разные фазы вредителей и, как следствие, сдерживает их численность на уровне экономического порога вредоносности. При этом проявляются и другие положительные последствия: уничтожается не только хлопковая, но и весь комплекс вредоносных совок – озимая (Agrotis segetum Schiff.), восклицательная (Agrotis exclamationis L.), клеверная (Seotogramma trifolii Rott.) и др., а также кукурузный стеблевой (Pyrausta nubilalis Hbn.) и луговой (Loxostege sticticalis L.) мотыльки, акациевая огневка (Etiella zinckenella Tr.). Кроме того, применение битоксибациллина повлечет за собой и ограничение в размножении клещей.

Важной особенностью рекомендуемых микробиопрепаратов является их пролонгированное действие на последующее развитие хлопковой совки: на 18-26% больше погибает в стадии куколки, а доля деформированных бабочек из числа вылетевших возрастает до 34%.

Преимущество биологических средств проявляется и в том, что на их фоне формируется биоразнообразие, происходит накопление естественных врагов не только совок, но и сопутствующего им комплекса других вредителей, что влечет за собой восстановление в агроценозах механизма природной саморегуляции. Так, в условиях вспышки развития хлопковой совки в 2010г. на фоне биозащиты эффективность природной трихограммы возросла на посевах кукурузы до 33,5%. Кроме того, активизировалась жизнедеятельность и паразита гусениц Hyposoter didymator, который уничтожал их на 22-36%, а нашествие тлей погашалось привлеченными на растения их хищниками – тлёвыми коровками Coccinella septempunctata L. и Adonia variegata Goeze.

3). Рациональное (избирательное) применение химических средств должно предусматриваться и допускаться в очагах повышенной концентрации вредителей. Это явление может происходить при нашествии в краевую зону посевов с окружающей сорной растительностью, либо на стыке полей с несколькими культурами, например, томатами, кукурузой, соей. Растительное разнообразие, как правило, более привлекательно для насекомых. На таком фоне биоагенты, обладающие замедленным действием, должны заменяться химическим средством, способным в короткий срок изменить соотношение полезных и вредных видов в пользу первых. Важно сделать выбор эффективного инсектицида, встроить его в схему чередования с биоагентами. Согласно «Списку пестицидов …» на 2014г. против хлопковой совки на томате разрешены к применению матч, проклэйм, каратэ зеон, на кукурузе – каратэ зеон, шарпей, инта-вир, а на сое – новактион и парашют. Обедненный арсенал средств контроля хлопковой совки побудил провести испытание ряда из них в сопоставлении с биоинсектицидами лепидоцид и битоксибациллин (На основе Bacillus thuringiensis).

На кукурузе каратэ зеон, шарпей и инта-вио показали крайне низкую эффективность: соответственно 26, 33 и 28% (учет через 3 и 5 дней) в то время, как лепидоцид и битоксибациллин проявили эффективность, близкую к показателям, полученным на томате – 78-89%. Следовательно, для контроля хлопковой совки предпочтение должно быть отдано проклэйму, матчу, лепидоциду и битоксибациллину. Эти препараты проявили наибольшую эффективность после нанесения на растения, сохраняя защитное действие 15-18 дней.
Сдерживанию кукурузного жука способствует такая особенность его развития: жук заселяет только кукурузу и способен перемещаться на небольшие расстояния. Тем не менее опасность появления его в России сохраняется, даже нарастает. Исходя из опыта стран, где кукурузный жук обнаружен и наносит урон, сегодня единственно оправданным признан метод химической борьбы. Рекомендовано применять инсектициды на основе малатиона. эсфенвалерата, ацетамиприда, альфациперметрина. В этом случае удается уменьшить полегание кукурузы на 88% и увеличить сбор зерна на 40%. Считается, что затраты будут оправданы. Так, в Германии в период с 2007 по 2011гг. на различные мероприятия, связанные с защитой полей (мониторинг, химическая обработка и т.д.) было потрачено 2,4 млн.евро.

Важной защитной мерой, особенно против заболеваний кукурузы, является предпосевная обработка семян одним из рекомендуемых фунгицидов: Максимом ХL, ТМТД, тебузилом или винцитом (5-10л/т). Не исключается опрыскивание вегетирующих посевов байлетоном (0,5кг/га). Однако, как и против вредных насекомых и клещей, в практике Ставропольских растениеводов наибольшее предпочтение отдается биологическим средствам. Производимые в биолабораториях края алирин Б (Bacillus subtilis, штамм В-10 ВИЗР, псевдобактерин-2 (Pseudomonas aureofaciens, штамм BS 1393), планриз (Pseudomonas fluorescens, штамм BS АР-33) нашли эффективное (на уровне 76-88%) применение при предпосевной обработке семян кукурузы, зерновых колосовых культур, а также в период их вегетации против всего комплекса распространенных заболеваний. Отметим и другое преимущество биофунгицидов: оказывают ростостимулирующее влияние и нивелируют стрессовое воздействие на растения.

В условиях возросшей опасности вредителей и болезней, отмечаемой учеными и практиками, повышенное значение приобретают агротехнические мероприятия. Качество семян, сроки сева, система обработки почвы, выбор предшественника, удобрений и поливы – все это приобретает значение средообразующего фактора, способного ограничивать развитие сорняков, насекомых, клещей, заболеваний и формировать у возделываемых культур способность противостоять им. Необходимо помнить, что комплекс вредных организмов, обитающих в почве и агроценозах, неизменно реагирует на проводимые агромероприятия. Упрощение технологий возделываемых сельскохозяйственных культурнее не только ухудшает условия их роста, развития, но и влечет за собой повышение рисков чрезвычайных ситуаций. Например, переход на минимализацию обработки почвы (безотвальную, поверхностную, нулевую) вызывает аовышение численности и вредоносности многих вредителей зерновых, овощных культур, сахарной свеклы. На сое, кукурузе, томате нами зарегистрировано в 2,2-3,7 раза больше хлопковой совки, чем на фоне глубокой отвальной вспашки с периодическим рыхлением.

В заключение отметим, что многогранный комплекс ежегодно осуществляемых мероприятий обеспечивает полноценную сохранность урожая благодаря оперативным усилиям, организационной активности и грамотному подходу специалистов краевой службы «Россельхозцентр», накопленному опыту и высокой квалификации сотрудников двух биолабораторий. Объем применения биосредств в крае достиг 284 тыс.га.

Литература

  1. Гринберг Ш.М., Абашкин А.С., Черкасов В.А., Никонов П.В. Применение трихограммы в борьбе с комплексом вредителей полевых культур. Рекомендации. М.:Агропромиздат, 1990, 45с.
  2. Исмаилов В.Я., Журавлев С.В., Марус И.Ю., Левченко В.И., Совершенова В.А. Феромонный мониторинг западного кукурузного жука // Защита и карантин растений, № 6, 2005, с.26-27.
  3. Коваленков В.Г., Чебыкина Л.А. Научное обоснование и практический опыт производства и применения биологических средств в интегрированной защите растений // Актуальные вопросы биологизации в защите растений. Пущино: РАСХН, 2000, с.112-120.
  4. Коваленков В.Г., Тюрина Н.М., Исмаилов В.Я. Технология разведения и применения эктопаразита габробракона. Методич. рекомендации. М: РАСХН, 1995, 47 с.
  5. Коваленков В.Г., Тюрина Н.М. Особенности интегрированной защиты полевых культур в регионе Кавказских Минеральных Вод // Проблемы оптимизации фитосанитарного состояния растениеводства. Сб. трудов Всерос. съезда по защите растений. СПб, 1997, с.276-280.
  6. Трепашко Л.И., Надточаева С.В., Голунов И.А., Бокшан О.Я., Аикура А.А. Феромониторинг Diabrotica virgifera Le Conte на территории Украины и Беларуси / Биологическая защита растений основа стабилизации агроэкосистем. Вып. 7. Матер. Междунар. научно-практич. конференции. Краснодар, 2012, с.253-255.
  7. Шапиро И.Д. Основные вредители кукурузы и их значение / Насекомые, вредящие кукурузе в СССР. Справочник. М: АН СССР, 1960, с.7-28.
  8. Щеголев В.Н. Кукурузный мотылек. Изд.ВИЗР, Ленинград, 1934, 25с.